• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Партнерство на здоровье

В колонке для журнала BRICS Business Magazine эксперты ИСИЭЗ НИУ ВШЭ — Евгений Куценко, директор центра «Российская кластерная обсерватория», и научный сотрудник этого центра Екатерина Исланкина рассказали, какими бывают медицинские кластеры и в чем заключаются их секреты успеха. 

Успешное развитие регионов и стран сегодня связывают не только с конкурентоспособной промышленностью и сельским хозяйством, но и со сферой интеллектуальных и креативных услуг, в частности — медицинских. Усиливающуюся роль здравоохранения как драйвера экономического роста отражает повсеместное формирование медицинских кластеров. В этой связи важно понять, какими они бывают и по каким законам развиваются. Такое знание абсолютно необходимо для тех, кто собирается формировать медицинские кластеры или участвовать в них.

Развитие современной медицины — это одновременное парирование глобальных вызовов и реализация возможностей, которые открывают наука и технологии. Чем больше сторон вовлечено в эти процессы, тем выше шансы на успех. Кластеры как форма объединения и координации взаимодействия участников от науки, производства, клинической практики, политики в области здравоохранения во многих случаях становятся драйверами экономического роста. В его основе — высокотехнологичные сервисы для пациентов как в своей стране, так и из-за рубежа.

В национальном проекте по международной кооперации и экспорту Российской Федерации в качестве самостоятельного блока (федерального проекта) выделен экспорт услуг, включающий наряду с туристическими, образовательными, культурными и деловыми сервисами медицинские. Самым заметным проектом по продвижению Москвы как одного из крупнейших в Восточной Европе медицинских центров мирового уровня стал Международный медицинский кластер (ММК). Это территория с особым правовым режимом, на которой в ближайшее время разместятся филиалы ряда ведущих клиник из государств ОЭСР. Они смогут использовать собственные протоколы, оборудование и препараты, недоступные нигде более в стране. Похожие проекты обсуждаются в Калининграде, Приморье, Иркутске.

Какими бывают медицинские кластеры

В мире медицинские кластеры формируются уже давно. Сегодня международные базы данных (TCI Network, European Cluster Observatory, European Cluster Collaboration Platform) насчитывают около 40 кластеров из стран — лидеров по медицинскому туризму либо уровню развития здравоохранения. Эти кластеры отличает глобальная видимость, вовлеченность в развитие национальных систем оказания медицинской помощи, наличие в составе крупных медицинских организаций или университетских клиник. Однако есть и особенности, связанные с их позициями на мировом рынке медицинских услуг, активностью ключевых участников, системой управления. Условно медицинские кластеры можно разделить на три группы:

  • глобальные кластеры высокотехнологичной медицины. Они объединяют большое число организаций — активных экспортeров услуг в области здравоохранения;
  • кластеры мировых биомедицинских исследований. Эти кластеры сфокусированы на внедрении научных открытий во врачебную практику с опорой на сильные университетские клиники и центры знаний;
  • кластеры международного медицинского туризма. Подобные кластеры объединяют клиники, отели, СПА-центры и прочие организации индустрии гостеприимства; их конкурентное преимущество и ключевая ценность для пациентов — интегрированные сервисы, позволяющие совмещать лечение и отдых по относительно низким ценам (таблица).

Медицинские кластеры создаются с разными целями; этим обусловлены различия в составе участников и форматах их взаимодействия.

Наиболее распространенная целевая модель медицинских кластеров — координация деятельности региональных игроков в сфере здравоохранения. Кластеры создаются для повышения конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности регионов их базирования. При этом медицина рассматривается как важнейший вид экономической активности, создающий рабочие места и приносящий доход. Для успешной реализации данной целевой модели требуется синхронизация регионального сообщества, навигация участников кластера по мерам поддержки, обеспечение единой коммуникационной платформы. Эти функции берет на себя региональный институт развития.

Кластеры мировых биомедицинских исследований в качестве целевой модели часто выбирают создание условий для взаимодействия научных организаций и бизнеса в процессе трансфера технологий. Логика развития кластера такова: сильные университеты со временем все активнее развивают партнерство с индустрией. Меняется фокус работы: от просто высококлассных исследований к использованию их результатов в клинической практике, фармацевтике, производстве медицинских изделий и техники. Кластер — один из форматов, который позволяет наладить такое взаимодействие.

В ряде случаев создание медицинских кластеров во главу угла ставит коммуникации; целевой моделью служит объединение в глобальную партнерскую сеть медицинских и фармацевтических компаний, научных организаций и вузов. Кластеры функционируют как международные ассоци­ации, включающие как национальные, так и зарубежные компании. Их задача — обмен знаниями между организациями сектора здравоохранения, включая информацию о научных достижениях и передовых технологических разработках.

Наконец, есть примеры очень конкретной цели — наладить кооперацию клиник, туристических и страховых компаний для развития интегрированных сервисов. Она полностью соответствует кластерам международного медицинского туризма. Кооперация необходима им, чтобы минимизировать издержки от оказания услуг, которые связаны в цепочку, поскольку зачастую их конкурентное преимущество — ценовое.

Все успешные медицинские кластеры успешны одинаково?

Если медицинские кластеры такие разные, то значит ли это, что и мера их достижений в каждом случае своя (в зависимости от группы или целевой модели)? Справедливо ли оценивать успех глобальных кластеров высокотехнологичной медицины по объему выручки от экспорта, судить об эффективности кластеров мировых биомедицинских исследований по динамике инвестиций в научные проекты, делать вывод об успешности кластеров международного медицинского туризма по данным рейтингов на медико-туристических сайтах?

Исследование медицинских кластеров в мире показало, что их успех складывался благодаря реализации схожих практик, набор которых в каждом случае оказывался индивидуальным. Всего можно выделить семь секретов успеха.

  1. Плотная коммуникационная повестка. Это общая черта большинства медицинских кластеров и ключевая функция их управляющих компаний. Без активной коммуникации невозможно организовать поток совместных проектов на стыке науки и производства, системно продвигать результаты исследований, внедрять инновации в клиническую практику, развивать международные связи.
  2. Межотраслевое сотрудничество. Многие медицинские кластеры объединяют пациентов, врачей, исследователей и предпринимателей, которые совместно создают востребованные рынком высокотехнологичные продукты и услуги. На стыке здравоохранения, фармацевтики, производства медицинского оборудования и продуктов питания, строительства, ИКТ зарождаются новые виды деятельности, например индустрия здорового долголетия.
  3. Партнерство в управлении. Биомедицинские кластеры объединяют участников, представляющих разные сферы (здравоохранение, медицинскую и фармацевтическую промышленность, науку, образование, власть). Чтобы коммуникации и сотрудничество были успешными, необходимо уравновешивать разные интересы. Для этого в большинстве кластеров внедрена многоуровневая система управления. Стратегическим развитием занимается совет кластера; решением оперативных вопросов — профессиональная управляющая компания.
  4. Поддержка региональных властей. Медицинские кластеры часто объединяют все региональное сообщество компаний и организаций сектора здравоохранения. Регион выступает институциональной базой кластера; на его территории сосредоточена необходимая участникам специализированная инфраструктура. Бюджет региона зачастую служит основным источником стартового финансирования кластерной организации.
  5. Признание на национальном уровне. Для кластера важна поддержка со стороны центральной власти, поскольку регулирование в сфере здравоохранения происходит на высшем уровне государственного управления. Чтобы стать вовлеченными в политику, участники медицинских кластеров активно взаимодействуют с правительством, выступают в роли консультантов по вопросам развития здравоохранения или соисполнителей национальных проектов и программ.
  6. Вовлечение врачей и пациентов. Научные открытия в медицине могут быть преобразованы в коммерческий продукт или услугу, однако по-настоящему успешными на рынке они станут только в том случае, если окажутся востребованными конечными потребителями. Вовлечение пациентов и врачей в разработку и тестирование инноваций стало распространенной практикой многих успешных кластеров.
  7. Комплексный подход к поддержке инноваций. Многие ведущие медицинские кластеры расположены в центрах сосредоточения инфраструктурных объектов мирового уровня. Выращенные в них молодые компании-инноваторы служат источником прорывных нестандартных решений на стыке здравоохранения и высоких технологий. А университеты в большинстве случаев выступают отцами-основателями кластеров.

Как работают факторы успеха?

Из медицинских кластеров, которые мы проанализировали, трудно выбрать эталонный — каждый интересен по-своему. Германский Life Science Nord создал собственную социальную сеть для развития коммуникаций. Руководство Health Tech Cluster Switzerland, напротив, отдает предпочтение личному общению, регулярно проводя индивидуальные встречи с участниками и неформальные мероприятия за бокалом вина. Литовский LitCare налаживает межотраслевое сотрудничество, объединяя в одну цепочку организации медицины и индустрии гостеприимства. Кластер HealthCapital включает участников из двух федеральных земель Германии — Берлина и Бранденбурга — и одновременно управляется двумя менеджерами, между которыми заключено партнерское соглашение. Все расходы, связанные с администрированием французского Eurasanté, обеспечиваются из бюджета региона О-де-Франс; а кластер, в свою очередь, оказывает базовые услуги всем участникам региональной экосистемы безвозмездно. Компании эстонского кластера Connected Health, работа­ющие на стыке ИКТ и медицины, создают программные продукты для национальной системы электронного здравоохранения. Голландский Health Valley Netherlands помогает своим членам тестировать новые разработки с участием пациентов в формате живых лабораторий; так было создано мобильное приложение GoOV, позволяющее людям с ограниченными возможностями свободно и безопасно пользоваться общественным транспортом. Эресуннский мост, соединяющий южную часть Швеции и Столичную область Дании, создал базовые условия, которые позволили сформироваться трансграничному кластеру Medicon Valley: крупнейшие фармацевтические компании — Novo Nordisk, LEO Pharma, Ferring Pharmaceuticals и Lundbeck, сконцентрированные с датской стороны, были усилены инновационной инфраструктурой — MAX IV и ESS, расположенной в шведской части кластера. А турецкий Istanbul Health Industry Cluster вырос из кооперационной платформы между наукой и бизнесом в сфере биомедицины, созданной в Босфорском университете. Сегодня в составе кластера 19 вузовских научных подразделений.

При подготовке статьи были использованы материалы доклада «Биомедицинские кластеры в мире: факторы успеха и истории лучших» / Е. А. Исланкина, Е. С. Куценко, Ф. Н. Филина, В. И. Панкевич и др.; Фонд Международного медицинского кластера, Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: НИУ ВШЭ, 2019.

Авторы: Евгений Куценко, Екатерина Исланкина

Источник: BRICS Business Magazine № 2(23)

Май 2019

См. также:

Коммуникативный рецепт для российской медицины

Кластерные перспективы мировой и столичной медицины