• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В Якутии и Арктике: как предприятия алтайского кластера отапливают север

Компании производят котельное оборудование любых мощностей

На сегодняшний день в Алтайском крае функционирует пять кластеров. О том, как работает кластер в Якутии и Арктике, что помогает отапливать города даже во время поломок в системе отопления, в программе "Тема дня" на радио "Эхо Москвы" рассказал председатель алтайского кластера энергомашиностроения и энергоэффективных технологий "Алтэк", директор компании "Газэнергомаш" Дмитрий Абалымов.

– Дмитрий Владимирович, расскажите историю создания кластера "Алтэк", который вы возглавляете.

– У кластера два периода создания. Первый – с 2006 года. Тогда они повсеместно создавались движением сверху, руководством страны. Правительство считало, что поддержку необходимо осуществлять именно через такие ассоциации. Просто брали компании близкие по КВЭД и создавали кластер. Такое объединение проработало недолго. Было много проблем, активность предприятий падала, они не видели себя в ассоциации, не понимали, зачем они там.  

– Потому что решение было сверху?

– Да, но некоторые предприятия, руководители которых умели заглядывать вперед, не хотели терять такую площадку. Ведь, по сути, она соединяла производство и администрацию. Вот эта функция и осталась единственной в ассоциации. Это было настоящим связующим звеном. Четыре компании объединились и воссоздали кластер. И способ создания – было движение снизу. Мы перерегистрировали наш кластер и определили, что у нас нет плана по предприятиям-участникам: будет пять компаний – будем впятером пробиваться, будет пятьдесят компаний – значит, будет пятьдесят. И второй период создания – 2016 год.

– Вторая жизнь!

– Да, вторая жизнь.

 Получается, что кластер в таком возобновленном варианте работает уже четыре года. Я знаю, что вы почти наполовину выполнили план в пятьдесят компаний.

– Нет. Сейчас у нас двадцать пять участников кластера. Но чисто производством занимается только двадцать одно предприятие. Кластер – это такая сложная структура, здесь и инфраструктурные компании, здесь и, например, Алтайский Государственный Технический университет, и Алтайский Политехнический техникум, которые не являются промышленными предприятиями, но считаются полноправными членами ассоциации.

 Они важны для кластера, как и представители науки.

– Да, и как представители науки, и как критичное составляющее, потому что очень сложно соединить науку и производство.

 И тем не менее это важная задача.

– Это очень важная задача, но очень сложная, потому что видимость конечного результата у каждого своя. А надо, чтобы результат стал общим и для производства, и науки.

– Удалось ли вам это?

– Сложно, но удалось. Но сейчас я не могу назвать ни одного проекта, вот такого масштабного, где бы мы вышли как наука плюс производство. Мы сейчас только присматриваемся, пристреливаемся. И в этом нам очень помогает наш "Политех", расчетами, критикой, потому что создать что-то – это полдела, а довести до логического завершения – это сложная задача. В этом случае критика, доводка очень важна, и университет с этим хорошо справляется.

– Итак, вы сказали, что есть представители науки, образования, а какие компании-производители входят в кластер. Давайте по отраслям, может, какие-то крупные организации назовем.

– Изначально у нас было два блока, сейчас мы разрослись до пяти. Основные – это компании, производящие оборудование для теплогенерации: котлы, котельное оборудование. Интересно то, что все они разноплановые, и мы можем закрывать любые мощности: от бытовых котлов для частных домов (этим у нас занимается "Доброхот") до гигантских котлов, которые производят для ТЭЦ, ГРЭС.

– Те, которые отапливают города?

– Да, отапливают города и используются для выработки электроэнергии, например, компания "Межрегионэнергосервис", так называемая МЭС. Еще Барнаульский котельный завод, РОУ (Редукционно-охладительные установки), Барнаульский завод энергетического оборудования имени Д.В. Воеводина. Большинство из самых серьезных представителей этой отрасли у нас в кластере. Второй блок – это предприятия, которые производят оборудование для электрогенерации. Например, дизель-генераторы, которые производит Алтайский завод дизельных агрегатов (АЗДА). Возглавляет его Валуйский Николай Иванович, очень авторитетный руководитель, уже в возрасте, и вся его жизнь связана с этим оборудованием. Завод признан морским регистром судоходства. Вообще, у нас две компании, которые признаны речным регистром судоходства, они имеют право выпускать оборудование для речных судов. А вот морским – только АЗДА.

Не так много за Уралом предприятий, которые имеют право делать оборудование для малого ледокольного флота. Непросто живется этой отрасли, но они справляются. У нас формируются еще и дополнительные блоки: "Электротехника" – например, Барнаульский завод светодиодов. Это не просто производство офисных светильников, которые представляют себе люди, когда слышат о заводе, это промышленное освещение карьеров, горных разработок.

Мы были в торгово-экономической миссии в Восточно-Казахстанской области, в  Усть-Каменогорске. И там предложили решение – освещение участка приемки лакокрасочного покрытия. Ребята предложили не серийные светильники, а те, которые они сами разработали и произвели. Очень хорошо, что появляются такие компании, как "Топ Смарт", торговая марка "Электрошкафы". Мало того, что они производят разные шкафы, но они еще разработали интересный датчик. Я не буду рассказывать о его технических составляющих.

– Что он может?

– Он может измерять температуру по какому-то одному из фидеров, следить за нагрузкой, за реактивными и нереактивными токами. Это достаточно серьезное изобретение, аналогов которому не так много.

– Уникальное!?

– Оно не уникально, но превосходит некоторые импортные аналоги и "сидит" в нашей российской цене. Это хорошо, когда доступно и отвечает необходимым требованиям. Четвертый блок – это предприятия инжиниринга, например, компания "Витотех". Эта организация хорошо отработала контракт по Якутии, который тоже пришел через кластер. Было проведено совещание с одной из компаний, где рассказали о своих потребностях на ближайшее время. Эта одна из фирм, которая предложила нетривиальное решение. Я думаю, что сотрудничество не закончится одним контрактом, одним годом поставки. Это достаточно надолго.

– Можно поподробнее, какие задачи это позволит решать? 

– Это котельные, мини-котельные, продукция для отопления.

– Мы понимаем, что в Якутии холодно!

– Да, в Якутии и холодно, и поселки маленькие, разрозненные. Там требуется качественная продукция и гарантия обеспечения этой услугой. Тепло должно поставляться всегда.

– Если что-то сломается, то поселок замерзнет в -50 градусов!

– Там срабатывает резервирование, это совсем другие коэффициенты наработки. Если Центральная Россия отапливается четыре месяца, мы чуть побольше, то Якутия – десять месяцев. Поэтому там должно работать совсем другое оборудование.

– Итак, ваша компания помогает Якутии отапливаться?

– Да, и наша компания работает даже в Арктике. Мы строили два энергоблока на 1,5 тысячи МВт. Один – в поселке Караул, а другой – в поселке Носок. Если посмотреть на карту, это между поселками Диксон и Дудинка – практически уже Арктика. Энергоблоки могут генерировать тепло, что позволяет экономить уголь в котельной. Мы готовы программу Арктики сделать кластерным вектором. И сейчас думаем, как и через кого выйти на такой уровень. 

– 2020 год – год Арктики, если я не ошибаюсь. Может какие-то решения будут в честь этого?

– Да, два года назад мы были на выставке по освоению шельфа (это международная выставка и конференция "Освоение шельфа России и СНГ – 2018"), с общей кластерной экспозицией. Там были участниками и "Роснефть" и "Газпром". Наша продукция заинтересовала, но пока, конечно, в крупные серийные проекты мы не прошли. Ведь это не дело одного дня. Главное, что работа ведется в этом направлении. Нас уже узнают и приглашают на площадки. У нас уже создан каталог "Арктика". В свое время Рогозин Д.О. создал каталог инновационной продукции для арктических нужд РФ. Туда попала только одна компания Алтайского края. Мы возмутились.

– И решили создать свой каталог?

– И в тот каталог навязались, и свой создали. У нас серьезная поддержка со стороны правительства Алтайского края, которое не только не бьет по рукам за наши инициативы, а еще и сопровождает, ведя за руку по большим кабинетам. Ведь не так просто компании с Алтайского края попасть на встречу в "Росатом", где мы были в декабре 2019 года. Представители четырех предприятий – среди них Барнаульский котельный завод, РОУ (больше половины всей запорной арматуры высокого давления РФ делают эти две компании) – были на этой встрече.

– Очень достойно. Не каждый об этом знает!

– Еще "Межрегионэнергосервис" и "Сибэнергомаш – БКЗ" (единственный в России делает мотооборудование для мощных котельных на очень крупные ТЭЦ и ГРЭС). На установочном совещании было принято решение, и сейчас мы работаем над программой с "Росатомом". Я уверяю, что насколько бы крупными не были компании, в одиночку они бы не смогли попасть на переговоры, и не просто на переговоры, а на переговоры на высоком уровне с "Росатомом". Нас представлял в прошлом министр промышленности и энергетики Александр Климин.

– Можно поподробнее о блоке с "Росатомом".

– Чтобы стать поставщиком какой-то компании, нужно хорошо знать ее структуру, структуру закупок, структуру принятия решений. Нужно понимать, какие объекты будут реализованы в короткие сроки, а какие из них – долгосрочные проекты. Какие перспективы у нас? Может, мы уже не успеем на какие-то объекты этого периода? Но мы можем что-то изменив, доработав, попасть на объект года через три. Поэтому чтобы такую информацию получить, нужно очень плотно работать с этой компанией.

– Вы понимаете, что можете предложить "Росатому" на перспективу?

– Да. Мы понимаем структуру закупок, с кем нам дальше нужно встретиться, чтобы понять потребности и исследовать эту компанию как можно глубже. Нас пригласили на выставку "Атомэкспо", которая будет проходить в Сочи. Их заинтересовала наша продукция. Мы пригласили "Росатом" к себе. Рассказали о курорте в Белокурихе. Конечно, мы продвигаем энергетические проекты, а туризм идет следом. Многие наши компании-партнеры – холдинги, государственные предприятия, – приехав с ответным визитом, возвращаются уже как туристы, желающие оздоровиться и сотрудничать в дальнейшем.

– О проекте с "Росатомом" поговорили. Давайте поговорим о проекте с РЖД (Российские железные дороги).

– Целый план разработан и подписан на год. В РЖД сейчас большие изменения. Там созданы управления инновациями. Перечень запросов по инновациям нам передали. Мы посмотрели, и те пункты, где своей продукцией мы можем закрыть их потребности, мы отметили для себя. Сейчас идет работа по адаптации нашей продукции. Ведь для того чтобы производить продукцию для РЖД, нужно понимать их внутреннюю "кухню".

– В каких инновациях заинтересована компания "РЖД"? Можно какой-то один пример?

– Последний запрос от них был – высоковольтный трансформатор. Характеристики электроэнергии, которые генерируют локомотив, не такие, как у нас в электросети. И когда у них вагоны находятся на выстойке без локомотивов, их нужно обогревать. И вот это сетевое напряжение не подходит. Перед нами поставили задачу: создать трансформатор, который преобразовывал бы сетевое напряжение и подавал необходимую энергию. 

– Сделаете?

– Я думаю, да. Ведь у нас в кластере есть славное предприятие "Алттранс", которое и делает трансформаторы. Это их задача и они справятся.

– У меня ощущение, что мы не все блоки, которые есть в кластере, обговорили.

– Пятый блок остался, блок инфраструктуры. Участников кластера – 25, а предприятий – 21. В инфраструктуру входят Алтайский центр кластерного развития, Министерство промышленности и энергетики. Они участники кластера как любое юридическое лицо. Это наши помощники. В прошлой ассоциации участниками были и банки. На сегодняшний момент банки пока не проявили инициативу войти в наш кластер. Хотя мы плотно работаем с несколькими. Есть продукты, которые сделаны именно под нашу ассоциацию.

– Сотрудничает ли кластер с Алтайским фондом МСП?

– Кластер как юридическое лицо с Фондом сотрудничать не может, но компании сотрудничают. Они постоянные получатели грантов, участники выставок и всевозможных торгово-экономических миссий. Такая широкая инфраструктура как "Мой бизнес" им очень помогает. А мы сотрудничаем с Алтайским центром кластерного развития.

– А как вы участвуете в этих выставках? Кластером представляете продукцию или каждая компания отдельно?

– Мы представляем продукцию кластером, но в этой кластерной экспозиции отдельные предприятия, потому что никто не расскажет лучше производителя о его продукции. Я знаю много о предприятиях, знаю их продукцию, их сильные и слабые стороны, я могу дать общую характеристику, но профессионально представить свою продукцию могут только сами производители.

– Как помогает Алтайский центр кластерного развития?

– Это наш главный помощник. Тот, кто постоянно рядом, "наша рука в их руке". Это объединяющая сила, наши "папа и мама". К тому же есть два профильных министерства: Министерство промышленности и энергетики и Министерство экономического развития. Мы со всеми вопросами – туда, они со всеми благами – к нам.

– Как бы вы могли оценить деловой климат, который сложился в последние два года у нас в Алтайском крае? Меняется ли что-то в этом плане, на ваш взгляд?

– Я не любитель таких широких формулировок, к понятию "деловой климат" подходит абсолютно все. Если взять нас, энергетиков, то все не так просто. Не простой рынок, многие федеральные компании свернули инновационные гранты, некоторые сократили грандиозные стройки. Но это позволяет предприятиям по-другому посмотреть на рынок, на свою продукцию, модернизировать ее и предложить другой категории потребителей. С одной стороны, все сложно, а с другой – достаточно позитивно. Мы себя на рынке видим. Взаимодействие с правительством стало более открытым. Если раньше нам нужно было долго ждать, чтобы попасть к кому-то на прием и донести свое мнение, то теперь достаточно одного звонка или сообщения в WhatsApp. Эта открытость, близость, заинтересованность в продвижении чувствуется. Если раньше программы были для того чтобы просто быть, то сейчас, особенно в конце года, в "душу залезли" с вопросами: "Что вам нужно на следующий год?", "Давайте идти вместе!" Вот это приятно!

– Про поддержку давайте поподробнее. Что самое полезное? Самая полезная поддержка в 2019 году для вашей компании?

– Моя компания в 2019 году поддержкой не пользовалась. В 2018 году мы получили грант 500 тыс. рублей. Вообще организации чаще всего пользуются такими возможностями, как компенсация выставочной деятельности. Три компании получили такую меру поддержки, две – грант на инновации. Есть еще такие виды поддержки, как написание бизнес-планов, совместные выставки. Отдельно ни одна компания не справилась бы со стендом и не смогла бы выехать в хорошее центровое место в павильоне. Также меры поддержки – это торгово-экономические выставки, всевозможные консультационные услуги, обучающие семинары.

– Итак, вам задали вопрос: какую поддержку вы бы хотели получить в 2020 году? Какие были ваши пожелания? Чего не хватало вашей компании?

– Практически всего хватает. Для нас сейчас важнее качество поддержки, чем количество. Мы оставили для себя выставочную деятельность. Хотим принять участие в выставке Heat&Power, которая проходит в Москве. Также оставили торгово-экономические миссии. Будет обновлен каталог и модернизирован наш сайт. Компании будут традиционно участвовать в поддержках, каждая в своей. Вы понимаете, что организации, обороты которой перевалили за 400 млн рублей, пользуются совершенно другими мерами поддержки.

– Возможностей для разных компаний много?

– Возможностей много, но предложение и спрос – это разные вещи. Иной раз компании и органы власти, оказывающие поддержку, разговаривают на разных языках.

– Что нужно, чтобы разговаривали на одном языке?

– Для этого ассоциации есть, мы выступаем в роли "переводчика".

– Время заканчивается, и я бы хотела, чтобы вы продолжили мысль: Мой бизнес – это..."

– Мой бизнес – это моя жизнь!

– И еще два варианта.

– Не знаю больше вариантов. Мой бизнес – это моя жизнь, и этим все сказано.

– Спасибо вам большое за душевный рассказ. В гостях у нас был председатель алтайского кластера энергомашиностроения и энергоэффективных технологий "Алтэк", директор компании "Газэнергомаш" Дмитрий Абалымов.

– Напомню нашим слушателям, что узнать больше о государственной поддержке можно на сайте и по адресу Мало-Тобольская, 19.

 

Источник: "Амител"

05.03.2020